PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Переезд из Донецка, развод родителей и болезнь младшей сестры довели 9-летнего мальчика до болезни | Ти серед своїх
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Переезд из Донецка, развод родителей и болезнь младшей сестры довели 9-летнего мальчика до болезни

Ти серед своїх

Когда начался вооруженный конфликт, глава семейства Дорошенко ушел на фронт, что стало катализатором развода с супругой Светланой. А когда их родной город Донецк начали обстреливать, она с двумя детьми переселилась к подруге в Бердянск. 5-ти летнюю дочку устроила в садик, 9-ти летнего сына — в школу. Вскоре у дочки обнаружили сахарный диабет. Врачи говорили, что болезнь спровоцировал сильный невроз, связанный с пережитыми событиями.

Старший сын Светланы очень переживал из-за болезни сестры. И взял ее под свою опеку: во время школьных перемен он бегал в детский садик, который находился в том же здании, что и школа, измерял уровень сахара у сестрички, звонил маме и спрашивал, нужно ли ей колоть инсулин и какую дозу, и колол. Как отмечает Виктория Изотова, психолог Центра поддержки семьи в Бердянске, мальчик из-за развода родителей взял на себя по сути роль взрослого мужчины и ответственность за здоровье сестры.

24720905029_9e90109d61_k

Фото с архива ЮНИСЕФ

«Когда мама пришла к нам в Центр, она была очень подавлена. Ее ничего не радовало в принципе. Мы дали для нее и детей билеты на концерт, а она потом призналась, что ни разу не улыбнулась во время представления. Ей ничего не хотелось, она была вся в заботах – заработать денег и направить их на лечение дочки», — вспоминает психолог.

Сын Светланы видел, как тяжело матери, из-за чего стал очень мнительным и неосознанно начал придумывать себе болезни. Постоянно мыл руки, да так, что у него началось раздражение на коже, хотя до переезда иногда даже забывал помыть руки в принципе, перестал кушать в школьной столовой – мальчик боялся тоже заболеть чем-то. Он понимал, если и его здоровье будет под угрозой, тогда у его семья не будет хватать денег даже на еду. Кроме того, он начитался в интернете разной информации о бактериях, насмотрелся фотографий процесса их размножения в человеческом организме.

«Дошло до того, что когда он забывал дома ручку, принципиально не хотел брать у одноклассника, который давал ему запасную, потому что боялся чем-то заразиться, — рассказала психолог Виктория. – И когда мама Дорошено с детьми пришла в Центр поддержки семьи, я понимала, что нужно заниматься не только с мальчиком, но и с мамой и с его сестрой».

Фото з архіву ЮНІСЕФ

Фото с архива ЮНИСЕФ

Мальчишка начал посещать психолога в Центре 3-4 раза в неделю. Специалист применила арт-терапию: «Мы рисовали, лепили из пластилина его страхи и проблемы, как он их видит. А потом их ломали. Или он сам к этим страхам долепливал что-то позитивное. То есть менял отношение к страху. Так же из кинетического песка мы строили разные скульптуры, которые тоже отражали его страхи, и разрушали их».

Через неделю уже были заметны изменения. Мама говорила, что сын перестал часто мыть руки и даже начал кушать в школьной столовой. Всего на арт-терапию он проходил месяц.

А потом семья Дорошенко решила вернуться назад в Донецк. «Конечно, мальчику нужно было бы еще недельку походить на занятия, чтобы закрепить результат. Поэтому я маме дала рекомендации, как она может с помощью простого пластилина и акварельных красок самостоятельно визуализировать его страхи и помогать справляться с ними», — подытожила историю психолог Виктория Изотова.